Наверх
Вернуться на главную
В чем проблема современных вузов

Очень популярны блоги выпускников вузов, студентов или людей, которые ради своей мечты бросили учебу в вузе и не пожалели. Все они рассказывают об устарелости педагогических подходов, оторванности преподаваемых дисциплин от реальности, о том, что работодатели сейчас уже практически не обращают внимания на диплом, а интересуются конкретными навыками и опытом работы. Как железобетонный аргумент приводятся в пример истории успеха Стива Джобса, Билла Гейтса и других выдающихся людей эпохи, которые в свое время сознательно отказались от учебы в университете.

И при этом мы видим публикации о том, что в Украине самый молодой доктор наук, 29-летняя биолог совершила открытие, которое поможет в борьбе с онкозаболеваниями, а девушка-математик получила престижную награду за решение уравнения века. Мы гордимся выпускниками вузов, которые создают прорывные стартапы и выигрывают международные олимпиады.

Возникает когнитивный диссонанс: в чем же проблема современных вузов? Почему одни выпускники успешны на международном уровне в то время как другие, далеко не бездарные, сетуют на бестолково проведенные пять лет?

Изучив историю и актуальное состояние мирового и высшего образования, я сделал несколько выводов:

1. У нас нет разницы между классическим университетом и профильным институтом. Социальный запрос не дифференцирован. Вузы учат всех и всему.

Изначально университеты были ориентированы, скорее, на знания ради знаний, и не обязаны были конвертировать знания в продукты и деньги

2. Во всех вузах по-прежнему преподают в основном теоретики.

3. Современная мировая система образования до сих пор не в состоянии полностью удовлетворить потребности индустриального общества, в то время как мир уже давно стал обществом информационным.    

Попробуем разобраться по порядку.

О классических университетах

Высшее образование – древнее явление. В Древней Греции в IV—III веках до н. э. одним из идеологов выделения высшей ступени образования был Платон. Он предлагал привлечь к этому образованию небольшое количество юношей-аристократов, способных к отвлеченному мышлению. И они бы изучали предметы не в прикладном значении, а в философско-теоретическом плане. Например, астрономию необходимо было изучать не для мореплавания, а для размышления о бесконечности Вселенной. Причем предполагалось, что закончившие эту ступень образования в возрасте 30 лет и проявившие особый талант могли продолжить образование до 35 лет с целью стать правителями государства. И так было очень продолжительно время. Например, уже в 1632 году в Киево-Могилянской коллегии изучали славянский, латинский и греческий языки, богословие и «семь свободных искусств» — грамматику, риторику, диалектику, арифметику, геометрию, астрономию и музыку. 

То есть, изначально университеты были ориентированы, скорее, на знания ради знаний, и не обязаны были конвертировать знания в продукты и деньги.

Постепенно количество наук увеличивалось, но роль оставалась практически неизменной вплоть до промышленной революции XVIII—XIX веков. Она изменила общество: до этого оно было аграрным, а после революции стало индустриальным. Революция привела к резкому повышению производительности труда, быстрой урбанизации, быстрому экономическому росту, увеличению жизненного уровня населения.

В сфере высшего образования революция проявилась в спросе на большое количество высококвалифицированных инженеров и экономистов всех мастей. Так появились политехнические и другие специализированные институты. Цели и программы университетов были пересмотрены и приближены к сегодняшним.

Постепенно институты повышали свой статус и ставали университетами. Но запрос на специалистов, которые будут владеть прикладными знаниями, а не академическими, оставался все так же высок. Так стерлась грань между классическими университетами и вузами специализированного направления. Отсюда – неоправданные ожидания студентов: они поступают в классический университет в надежде получить прикладные знания, с которыми уже завтра «порвут» рынок труда.

Такая ситуация сегодня характерна не только для Украины. Как отмечает британский историк интеллектуальной собственности, преподаватель Кембриджского университета Стефан Коллини, сегодня государства вкладывают в высшее образование как никогда большие деньги. И при этом как никогда до этого университеты скомпрометированы, им приходится постоянно оправдываться и объяснять свою необходимость.

Справедливости ради отмечу, что у прагматичных немцев есть четкое разделение на классические университеты и институты, которые дают знания для производства бизнеса и т. п.

Теоретики-преподаватели

Во все времена с момента создания университетов преподавали там - ученые умы. Да и сегодня вузы щеголяют количеством преподавателей с учеными званиями. Но проблема в том, ученые степени заслуживаются в рабочих кабинетах, максимум – в лабораториях. Если для одних наук это вполне приемлемо, то для других, более прикладных, совсем нет.

Так, например, отец маркетинга Филипп Котлер был теоретиком-экономистом. И сегодня практики находят в утверждениях множество несостыковок. Некоторые из них обусловлены течением времени, причина других кроется как раз в отсутствии применения теорий на реальной экономике.

В Украине, несмотря на нынешнее скудное финансирование науки и образования, все же находятся немногие практики, которые считают своим общественным долгом преподавать в вузах и делиться опытом с подрастающим поколением. Но даже тут «свежачок» студентам не часто светит. Система высшего образования в принципе – грузная бюрократическая машина, потому учебные планы и программы долго утверждаются во многих инстанциях. Пока прогрессивная программа с новейшими трендами, технологиями и методиками дойдет до ушей студентов, она становятся, мягко говоря, устаревшей.

Потому качественное последипломное образование, ориентировано на предоставление слушателям только самой актуальной информации. Перед разработкой программы каждого курса проводится подробный анализ запроса слушателей. Он всегда является естественной реакцией на постоянные изменения социальной, экономической, политической ситуаций в стране.

Например, во время кризиса рынку интересны экономные, но эффективные способы деятельности, будь то маркетинговые коммуникации, мотивация персонала нематериальными способами, эффективные стратегии бизнеса в целом и отдельных функций. Для посткризисной экономики характерны попытки рейдерских захватов, которые нередко сопровождаются информационными атаками. Потому в такое время крайне важны антикризисные коммуникации – как с внешней общественностью, так и с кадрами. Когда в экономике наступает оттепель, нужно рационально использовать бюджеты и максимизировать возврат инвестиций.

И так каждые несколько месяцев актуальной стает новая тематика. Конечно, ожидать от вузов такой оперативности в изменении и утверждении учебных программ – это наивно.

Несоответствие времени

Вернемся к истории, в частности, к индустриальной революции. В Российской империи Михаил Ломоносов разработал учебный план, согласно которому высшее образование имело три этапа. На первом году обучения, «чтобы всяк мог видеть, в какой кто науке больше способен и охоту имеет», предусматривалось обязательное посещение всех лекций, на втором этапе — посещение только специальных циклов, а на третьем — прикрепление студентов к отдельным профессорам для «упражнения в одной науке». Ничего не напоминает?

Такой мы наблюдаем систему высшего образования в Украине сегодня. Это после информационной революции конца ХХ столетия, которая опять изменила общество в целом, и социальный запрос на специалистов в частности.

То есть, по сути, наше образование не то, что не соответствует нашему времени - оно даже не до конца обеспечивает потребности индустриального общества!

Модели, которая бы удовлетворяла запросы современного, информационного общества, не придумали. Мы – в переходном периоде!

Что же делать?

Молодые люди небезосновательно распекают на страницах своих блогов нашу систему высшего образования. Но все же они лукавят, когда говорят, что работодатели больше не интересуются, есть ли у кандидата высшее образование. Для большинства украинских работодателей диплом вуза, равно как и знание английского языка, являются важным аргументом в пользу кандидата.

Что же делать абитуриентам или сегодняшним студентам? Рисковать, бросать вуз и идти по стопам Билла Гейтса и Стива Джобса, или потратить пять лет на получение знаний, половина из которых неактуальна уже на момент преподавания?  

Наверное, идеальный, хоть и самый сложный вариант, – совмещать учебу и работу, будь то оплачиваемая работа или волонтерство. Кстати, последнее – практически must have для выпускников американских и европейских вузов при устройстве на первую официальную работу по специальности. У нас практика пользоваться помощью волонтеров и параллельно обучать их еще не распространена.

Но далеко не всегда у украинских студентов есть возможность одновременно работать и учиться. В таком случае для студентов последних курсов и молодых специалистов простой и верный способ повысить свою конкурентоспособность на рынке труда – посещать курсы и мастер-классы от практиков. Такие люди не просто успевают следить за трендами и применять их в своей работе. Они сами являются тренд-сеттерами, придумывают что-то принципиально новое и настолько успешное, что остальные игроки рынка не стесняются брать это на вооружение. Таким образом молодой специалист после получения диплома вуза может обладать если не практичными навыками, то хотя бы качественной теоретической базой, современным видением своей профессии и пониманием сути работы. А это уже конкурентное преимущество.

 

Источник: http://nv.ua/opinion/yanovsky_oleks/v-chem-problema-sovremennyh-vuzov-692585.html

Анна Метельская, «Адаптация персонала» 15 мая 2017 Кирилл Куницкий, «Как распознать и устранить "токсичность" сотрудника» 11 мая 2017

Наши курсы

Наши курсы

Мы подготовили для вас отдельную страницу с удобным расписанием и лучшими лекторами от Высшей школы коммуникаций